Harsh mistresses

SevenEves

Take me out to the black
Tell them I ain’t comin’ back
Burn the land and boil the sea
You can’t take the sky from me.

The Ballad of Serenity, Lyrics by Sonny Rhodes

Seveneves by Neal Stephenson

Еще один постапокалиптик, совмещенный с размышлением об исторически обусловленной дистопии. Приблизительно в наши дни по неизвестным причинам Луна разваливается на семь крупных фрагментов. Первые полтора дня это поразительно, следующие два года – совершенно ужасно, потому что расчеты показывают неизбежное продолжение дробления осколков до критического количества и старт Hard Rain – усиленной бомбардировки поверхности Земли осколками до тех пор, пока на орбите не останутся только пылевые кольца. То есть, примерно пять тысяч лет. Раскалится атмосфера, закипят океаны, сорвет крышечки супервулканов.  На подготовку у человечества есть два года. Правительства строят Облачный Ковчег и спешно грузят туда генетические образцы всего живого, полезных специалистов и полторы тысячи молодых людей, по паре от каждой нации. Кто не попадает на Ковчег, тот помогает, мешает, придумывает свои проекты спасения в глубоких шахтах или на океанском дне. В свободную продажу выпускаются пилюли для эвтаназии.

Книжка длинная, но Стивенсону описывает то, что ему интересно описывать – в данном случае это технические детали модульного Облачного Ковчега и перемещение на орбиту куска льда, отколотого от ядра кометы, методом превращения ее в паровой реактивный двигатель, тягу которого создает воткнутый в ракету реактор. Про дюзы и шлюзы там намного больше, чем про лирику типа ощущений человека, обменивающегося последними смс с оставшейся на земле семьей – на фоне ярких вспышек в земной атмосфере. Впрочем, американские читатели считают, что текст эмоциальный и даже тяжелый.

Потому что формула Seveneves примерно такова:

Семьев = “Бегство с Земли” Франциска Карсака (Стивенсон в интервью упоминает, что в детстве его впечатлил какой-то роман из эпохи золотого века фантастики, название которого он не помнит, про спасение человечества от планетарной катастрофы. Мог быть и Карсак) * “Марсианин” Энди Вейера + “Песнь льда и пламени” Джорджа Мартина.

Местами мне казалось, что Стивенсон очевидно позарился на успех “Марсианина” и решил переплюнуть его по всем параметрам: вместо одного космонавта – полторы тысячи, противное начальство из НАСА сжечь в полном составе, вместо года – пять тысяч лет. Про себя наверняка думает: “А вместо фильма пусть сериал снимут”. Материал книги идеально ложится в современный формат сериала, тем более, что в кино космическая тема хорошо разогрета Гравитацией, Интерстелларом и будет продолжена тем же Марсианином, все готово для супердлинного метра на три сезона. Повествование делится на три ровные части: до Hard Rain, сразу после гибели Земли и 5000 лет спустя. Это написано в аннотации, так что информация о том, что 5000 лет спустя есть, о ком писать, и, значит, кто-то смог выжить и размножиться.

Но не так легко. Это вам не благодушный Карсак, Джорджа Мартина Стивенсон тоже читал. Поэтому в мир самоотверженных технарей, готовых сдохнуть от радиации, но обеспечить стыковку, врываются политики.

giphy

Все главные герои истории, безусловно, гики – пилоты, робототехники, генетики. И астроном-популяризатор, забавно списанный с ведущего нового Космоса. Самые главные герои – еще и молодые женщины технического склада ума, что для Стивенсона довольно типично.  Здесь стоит заметить, что сейчас есть два типажа кандидатов в сверхлюди – это подростки и молодые женщины технического склада ума, Гаечки. Если хотите поисследовать эту тему глубже и так, чтобы уже никогда не развидеть, посмотрите отличный фильм ужасов Martyrs.

Автор с явно выстраданным на личном опыте чувством описывает, как умные работящие технари сталкиваются с политиками, которые ничего не умеют, говорят нелепые вещи, но обладают таинственной инопланетной силой основательно менять курс дел. Если вы занимаетесь разработкой и много времени проводите в высоких кабинетах, вам тоже знакомо это ощущение. Это замечательный угол зрения на проблему столкновения миров: вечное изумление гика, наблюдающего броски хищных аппаратных насекомых.

Если брать шкалу стивенсовских романов, то Seveneves несколько сложнее Reamdy, но проще всего остального. Рекомендовано поклонникам автора и любителям хадкорной НФ. Я вот поклонник. Плюс – я тоже думаю, что угроза общей гибели может быть единственным шансом человечества выйти из дурацкого цикла перепроизводства и перепотребления не того, желательно только, чтобы не пришлось гибнуть практически всем составом. То, что изрядное количество спасителей человечества проявляют себя как жестокие недоумки делают историю даже более оптимистической, чем торжественные оды золотого века типа “Магелланова облака” – в это легче поверить. Также приятно, что Стивенсон всегда комплиментарно рисует русских: хладнокровными бесстрашными профессионалами. Русскую героиню зовут Фекла, а одного из космонавтов Федор Алексеевич Пантелеймон, и это даже мило. From Russia with love, Neal.

Семь Ев Нил Стивенсон

 

  • dana-lana

    Чорт, так приятно читать человека, который называет Луну “Дама с норовом”. Такое подмигивание из детства. ))

    • http://www.gov-gov.ru Екатерина Аксенова

      Всегда любила Хайнлайна.