И богатырский мозг в кости

We Are Our Brains Мы - это наш мозг

We Are Our Brains A Neurobiography of the Brain, from the Womb to Alzheimer’s
Дик Свааб: Мы – это наш мозг. От матки до Альцгеймера

Про нейро-что-нибудь написаны тонны книжек, и я периодически зарекаюсь их читать, потому что на уровне “функциональный анализ без формул” авторы разных работ повторяются. Доктора Свааба могу только порекомендовать, я прочитала – после множества других книжек про мозгиииии, мне вполне понравилось.

Может быть, потому что док – голландец, и пишет с неподражаемой североевропейской прямотой, которая недоступна американским авторам. Знаете, это спокойное равнодушное отношение немцев, голландцев, шведов к особенностям человеческого тела, наготе. Вот и Свааб – он действительно исповедует тезис: мы – это наш мозг, индивидуальные особенности которого уже заложены при рождении. Сексуальная ориентация вшита на уровне органики мозга, и, тем самым, мозг гомосексуалиста отличается от мозга гетеросексуального мужчины. После этого заявления по телевидению LGBT сообщество его чуть не растерзало, во всяком случае, завалило гневными письмами с угрозами и довольно гнусными выпадами типа Dr Mengele Swaab – обидно, на мой взгляд, по отношению к человеку, мать которого вынашивала его в голодную зиму 1944-45, когда немцы вывезли из Голландии продовольствие, и люди всерьез голодали – с поколенческими результатами в здоровье нации. Сам Свааб родился здоровым и таким умным только потому что семья и друзья умудрялись где-то находить немного еды, делиться с беременной женщиной.

Тоже самое – незамутненное – Свааб рассказывает про женщин и мужчин: ну да, женский мозг объективно отличается от мужского так и так. В результате студентки на его лекциях демонстративно вязали крючком и спицами, чтобы ему стало стыдно. Доктору не стыдно, потому что для него эта предопределенность всего особенностями развития мозга не кажется чем-то оценочным. Он достиг своеобразного просветления: у одних мозг такой – и они вот такие, а у других такой – и они другие, и это просто реальность. Отсюда же у него прямодушный вывод о том, что и педофилов-то не надо так уж жестоко наказывать, потому что педофилия тоже следствие органического дефекта развития – меньше серой материи там и сям в мозгу, амигдала недоразвита. Изоляция, химическая кастрация – ок, а еще лучше – раннее выявление и система профилактики.

Дальше – больше. Анорексия, по мнению Свааба, тесно связана с проблемами развития гипоталамуса, а не желанием быть худой, как модель – иначе почему бы появлялись анорексички среди слепых с детства женщин? Эмбрионы не могу чувствовать боль до довольно большого срока. Спинальные рефлексы людей, у которых признали смерть мозга, не должны волновать бригаду трансплантологов. Наркотики – зло, недосып – зло, потому что вредят мозгу. На всех политиков стоит посмотреть пристальней: люди миром управляют, а что в мозгах-то? Мозги повреждены хроническим недосыпом, пьянством и наркотой, а зачастую, и болезнями! В 1969 Никсон орал в пьяной ярости Генри Киссенджеру: “Генри, всех к чертям взорвем!” – хорошо, что не взорвали. Джон Кеннеди употреблял амфетамины для бодрости, а для облегчения гормональных проблем ему кололи тестостерон, что может объяснять его вызывающе мачистское поведение в начале кризиса (видимо, в ходе начали что-то другое колоть, потому что он выступил молодцом, и мы все живем не в радиоактивных руинах).  Также Кеннеди принимал седативы, снотворное, стероиды, прокаин (синтетический кокаин) – множество докторов назначали разные препараты, не согласовывая решения друг с другом. Этому человеку нельзя было за руль садиться, не то что управлять страной.

Души нет, сознание – производная от работы мозга. Религиозность – не более чем культурный артефакт, и атеисты, в среднем, умнее и богаче верующих (да, док публично  поссорился не только с геями, женщинами и анорексиками, но еще и с христианами). Альцгеймер съедает все, от личности ничего не остается. Но после смерти отдельные нейроны живут до сорока часов. Эвтаназия – хорошая штука, только готовиться надо заранее.

В общем, доктор добрый, но по-своему: он одно говорит – что идея главенства воли человека, возможности быть тем, кем захочешь, страшно устарела. Это наследство позитивистского мышления 60-х, которое имеет свою темную сторону: если так верить в свободный выбор, то получится, что все больные виноваты в своих болезнях, а матери виноваты во всем – в гомосексуальности, аутизме, анорексии, душевных болезнях детей. Тогда как в основе лежит генетика и особенности внутриутробного развития, а мы можем только слегка корректировать свою траекторию.

  • dana-lana

    Мне нравится этот доктор!

    • http://www.gov-gov.ru Екатерина Аксенова

      Как доктор Ливси из мультика! Ха-ха-ха, что это у пациента?

      Хотя он не медицинский доктор, а исследователь, конечно.