Стена падет

Brave New Arctic: The Untold Story of the Melting North

Есть отличная версия, что “Песнь льда и пламени” – это метафора безразличия мира по отношению к единственной борьбе, которая имеет значение. Пока мы тут все играем в соразмерные себе престолы, намечается колоссальная катастрофа. В GoT ледяная Стена уже пала, ну так и Стена нашего мира – льды Арктики скоро растают, открыв дорогу силам хаоса.

Помню момент, когда прихвостни Буша организовали программу по дискредитации гипотезы глобального потепления, таяния полярных льдов, изменения климата в силу антропогенных факторов – вот этого страшного всего. Помню, потому что обрадовалась и всей душой захотела, чтобы это действительно оказалось выдумками ученых грантоедов или там происками лоббистов – в общем, чем угодно, главное, чтобы не правдой. Там разные аргументы приводились: от содержания взломанной переписки до мантр о геологических периодов и общих трендов.

Но, судя по доступным данным, антропологический фактор по-настоящему меняет климат. Мы с вами увидим Арктику без льда, хотя лучше бы такого не видеть.

Я взяла книжку в аудио-формате, поэтому теоретически-климатическую часть воспринимать было сложно. Она вообще дьявольски сложная, это задача ста тел для семи миллиардов заключенных, матмодели не берут такое. Все построено на самподдерживающихся циклах обратной связи: чем больше льда тает тем больше тает льда, чем сильнее размораживается вечная мерзлота, тем… Северный ледовитый океан имеет сложную структуру – с более солеными и более пресными слоями, которые в стабильной ситуации не давали подтаивать льду снизу, но, сами понимаете, стабильность там закончилась. Атмосферные явления тоже усиливают имеющийся тренд. Природа даже не бьет нас, а ведет себя по правилам айкидо – слегка направляет и ускоряет чужие движения. Надо найти порекомендованный одним из читателей канала учебник и как-то вчитаться в это.

Возможно, одна из самых перспективных специализаций в 2030 году – моделирование изменений климата. Конкретные, хорошо просчитанные модели – где как будет что меняться – будут очень дорогим товаром. Потепление же не выражается в том, что везде станет теплее. В каких-то крупных регионах, наоборот, здорово похолодает и пойдут снежные зимы. Где-то начнутся постоянные стихийные бедствия – ураганы и тайфуны – несовместимые с нормальной жизнью, что-то смоет, сожжет и опустынит. В этом смысле, последнее, что имеет цену – это координаты относительно пригодных для жизни областей и тяжелое вооружение. Границы там, новые визы новых государств.

Это у Нила Стивенсона странный, но хороший фантастический роман есть, в котором человечество три года ждало гарантированной гибели , подслащенной слабой надеждой на выживание тех, кто пережидал катастрофу на орбитальной станции, глубоко под землей и под толщей океана. Там все про станцию интересно написано, а интересней было бы – как люди на поверхности провели последние три года. У Стивенсона упоминаются только концерты классической музыки в день начала тяжелой метеоритной бомбардировки.

Наверное, есть и другие сценарии. Климатические модели могут оказаться неверными, и оно как-нибудь само образуется. Или вот еще ядерная зима – звучит безумно, но тоже вариант охлаждения мира, были же года без лета после больших извержений. Население планеты в ближайшее время начнет сокращаться, и такая версия есть, потому что размножаться с дикой скоростью хотят, в основном, жители самых бедных стран. Может, все еще успеют испугаться достаточно, чтобы предпринять энергичные меры планетарного масштаба. Это будет ужасно, потому что тех, кто не захочет пугаться добровольно, придется дополнительно напугать. Но кто-то поставит перед людьми выбор: за что будем воевать – за клочки пригодной для жизни земли или за новую экологическую политику.

Волшебный комфортный мир тоже померкнет – в конце концов, есть бананы в Москве ненормально. Я серьезно, ненормально перемещать грузы в таком количестве через весь мир, ненормально людей постоянно туда-сюда самолетами перебрасывать только потому, что они в отпуск собрались, ненормально создавать вещи даже не на одно использование, а на одно прикосновение. Хотя и очень приятно жить в этом режиме. Я люблю бананы и люблю путешествия. Тем не менее, экономика предельного разделения труда и предельной связности мира может войти в противоречие с задачами прямого выживания.

  • oks

    Страшно очень. До того страшно, что хочется лапки поднять, глазки закрыть и ушки, и делать вид, что ничего этого нет и не будет.
    А, ой, человечество ж этим и занимается.
    Хотелось бы знать, что с этим всем теперь делать, где б найти практическое руководство “Как повлиять на мир, чтобы он не самоуничтожился”?