Десяток невозможностей до завтрака

Lady in Waiting: My Extraordinary Life in the Shadow of the Crown

Мемуары дамы, которая несла шлейф Елизаветы II во время ее коронации и тридцать лет была фрейлиной принцессы Маргарет. В отзывах книжку продвигают как сборник анекдотов из жизни относительно современной аристократии, но это не совсем так. Энн Гленконнер рассказывает свою историю: как быть нормальным человеком в ненормальных во всех отношениях условиях, а что все персонажи этой истории с титулами, ну так сложилось. Семью и друзей не выбирают.

Главный повествовательный прием автора – игра на контрастах. Вот на ее первый бал в семейном поместье приезжает королевская чета, но на дебютантке светло-зеленое платье, сшитое из американского парашюта, потому что после второй мировой войны в Лондоне никто не мог достать другого шелка. Дочь эрла учится в закрытой школе, здание которой не отапливается, и это никого особенно не волнует , хотя спать в холодном подвале, когда на улице -21 градус почти невозможно. Перед коронацией Энн получает восхитительное платье, бриллиантовую брошь, участвует десятках репетиций во дворце – вместе с другими пятью девушками тренируется носить за будущей королевой шлейф – и спит буквально на полу в переполненной квартире своего дяди, потому что все отели Лондона забиты под завязку. Встречает королевский прием как фрейлина принцессы Маргарет, но, в тоже время, летает на остров, который купил ее муж, и живет там в достаточно первобытных условиях.

Там отдельная линия – отношения с мужем. Энн, с одной стороны, очень корректна и явно приводит только те эпизоды, которые в ее кругу и так всем были известны, и старается описывать Колина как необыкновенно яркого, креативного, необыкновенного человека. Подумаешь, покусал однажды водителя такси, не до крови же. Чтобы еще это как-то утрясти и не производить впечатления жертвы безумца, которого никак нельзя было запереть на чердаке, она рассказывает о смешных эксцентричных выходках других людей. Вот принцесса Маргарет, например, не любила кошек, которые забегали во двор Кенсингтонского дворца, и требовала от водителя давить их. Белочек она тоже не любила – увидела однажды в парке белку, и кинулась ее зонтиком бить, к оторопи женщины, собравшейся красиво покормить зверька орешками. Но что стоить помнить, так это великую истину: победителем всех схваток выходит тот, кто переживет остальных и напишет воспоминания. Энн Гленконнер – как раз тот случай.

По иронии судьбы, Энн могла выйти замуж за Джонни Спенсера, тот уже сделал ей предложение, но отец – эрл Джек Спенсер решил, что для его сына брать в жену девушку из семьи, отмеченной безумием, было бы нежелательно. Энн была связана через бабушку по материнской линии с двумя кузинами принцессы Маргарет, которые провели жизнь в лечебнице. Поэтому Джонни Спенсер женился на другой девушке, и их младшая дочь известна миру как Диана Спенсер, принцесса Уэльская. Интересно, что в своих воспоминаниях Энн упоминает принцессу Диану еще два раза: няня ее детей стала няней принцев Уильяма и Чарльза, и – не без обиды – пересказала историю, согласно которой Диана со своей действительно важной активностью по отношению к больным СПИДом несколько села на хвост принцессе Маргарет, которая раньше помогла создать специальную больницу и много посещала ее.

Вот и получилось, что Энн стала немного мистером Рочестером, в том смысле, что до свадьбы от нее скрыли, что у жениха уже было два нервных срыва, и потом он постоянно откалывал то забавные, то опасные номера. Вот был у него не то что бы особо любимый, но родной дядя Стефан, приехал тот в гости в шотландское имение и заметил, что как-то вид не очень без цветущей долины. На следующее утро от окна плескалось море бутонов – Колин заказал сотни бумажных цветочков и велел привертеть их к кустам. И он даже не был наследником этого дяди! А про дядю Стефана Энн долгое время думала, что он парализован, потому что тот не вставал никогда, потом узнала, что все с ним в порядке, он раз в год ходит посмотреть на июньские розы, но вот, предпочитает лежать в кровати. А еще Колин мог рыдать и кататься по полу в самолете, потому что его посадили не на то место. Это случилось, когда они летели, сопровождая принцессу Маргарет, самолет не мог взлететь, за Колином пришли офицеры службы безопасности аэропорта и силой поволокли из самолета, пока тот кричал: “Энн, Энн, спаси меня!”. Но принцесса невозмутимо сказала: “Не обращай на это никакого внимания, Энн”, самолет улетел, Колин добрался домой через три дня, и никто больше не упоминал об этом эпизоде (пока вдова не написала мемуары, конечно же). А когда он показывал покупателям земли на его острове пляж, то спокойно заходил в воду – прямо в белом хлопковом костюме и изображал, что берег хорош для купания, приседая все ниже и ниже под водой, хотя там до глубины было брести, как на Азовском море.

Но этот же вздорный человек превратил захудалый карибский остров в фешенебельный курорт для знаменитостей. А потом продал там все и купил другую землю. И завел слона – выкупил лишнего из зоопарка. И устраивал вечеринки древнеримского размаха во всех отношениях. А напоследок сделал такой выход с цыганочкой, которого даже от него никто не ожидал.

Мне кажется, что название книги “Фрейлина. Моя жизнь в тени короны” чисто маркетинговое, потому что главная роль Энн не была придворной, хотя она и работала фрейлиной принцессы Маргарет тридцать лет. Это правда работа, довольно сложная – что-то вроде супер-супер-помощника во всех ситуациях. И руководить протоколом, и носить запасную пару туфель в сумке. Но это не главная часть истории.

В России она, кстати, тоже успела побывать. Уже после смерти мужа отправилась в Москву вместе со своей подругой, которая убедила ее взять с собой целую ногу пармской ветчины – “Еда в России ужасная, а так не пропадем”. Эта же подруга хотела нанять в России киллера, чтобы тот застрелил мужа ее дочери, которого она считала русским шпионом (не получилось), а на обратном пути напоила пол самолета своей микстуркой, купленной про запас в неимоверном количестве еще в те времена, когда в аптеке без рецепта продавали составы с морфием. Пассажиры уснули сном праведников, никого не тошнило.